Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Демонетизация – горе и плач индийского народа

Оригинал взят у alexandrlezhava в Демонетизация – горе и плач индийского народа
Когда премьер-министр Индии 8 ноября 2016 года объявил о практически немедленном выводе из обращения банкнот в 500 и 1000 рупий, составлявших 86% всех наличных в стране, объясняя необходимость такого шага борьбой с коррупцией, терроризмом и незаконным получением доходов, значительная часть простых людей этой страны поддержала такой шаг. Они расценили его как удар, направленный против богатых и состоятельных слоев общества, которые правительство решило порастрясти. Однако, по мере развития процесса демонетизации, вызвавшего необходимость часами и днями стоять в бесконечных очередях в отделения банков и к банкоматам, чтобы снять со своих счетов хоть какие-то наличные, настроение населения стало заметно меняться. На смену первоначальной эйфории при сохраняющейся напряженности стало приходить отчаяние.

Стало понятно, что богатые и состоятельные люди нашли обходные пути для сохранения своих средств. Если для простого человека проблема получить наличными даже разрешенные властями 24 тысячи рупий в неделю, так как у банков просто не хватает наличных, то богатые люди совершенно спокойно и без очередей избавились от старых бумажек и переложили свои сотни тысяч, миллионы и миллиарды рупий в новые банкноты. В то же время очереди в банки не стали меньше, и населению приходиться стоять днями, чтобы получить хоть что-то, чтобы можно было прожить.

Всю Индию всколыхнуло фото плачущего 78-летнего ветерана, пропустившего свою очередь в банк, когда он пытался снять наличными тысячу рупий из своей восьмитысячной пенсии. Снимок вызвал бурную реакцию, и масса людей откликнулась, чтобы помочь старику. Тот отказался: «Мне не нужны подаяния и чужие деньги. Отдайте мне мои». В этом случае все более-менее обошлось, но стоящие днями в бесконечных очередях под палящим солнцем изнервничавшиеся люди еще и умирают. Чаще всего после нескольких часов, а то и дней бесплодного стояния в очередях в банк не выдерживает сердце. Таких прямых жертв демонетизации уже насчитывается более сотни. Один умер на третий день бесплодного восьмичасового стояния в очереди, пытаясь внести на свой счет все имевшиеся у семьи сбережения в 48 тысяч рупий, другой – после шестичасового ожидания в надежде снять хоть что-то из имевшихся на счете 6 тысяч, поскольку иначе его семья была бы вынуждена голодать.

Другую группу жертв составляют самоубийцы. Не имея возможности снять в банках достаточных сумм наличных, иногда не превышающих 10 тысяч рупий, особенно в сельской местности, крестьяне под угрозой остракизма со стороны односельчан предпочитают накладывать на себя руки. И сколько таких пострадавших сказать невозможно. Ведь они умерли где-то в других местах, а не в очереди в банк. Раньше в таких случаях, если у фермера был кредит в банке, то банк после смерти должника обычно полностью списывал его. Теперь же в результате демонетизации, когда население оказалось вынужденным внести практически все имевшиеся у них средства на банковские счета, ситуация изменилась. Долги, покончивших с собой крестьян, списывают со счетов их жен, оставляя тех не только без кормильцев, но зачастую и без средств к существованию.

Однако не стоит думать, что абсолютно все банкиры и банковские служащие бездушные грабители трудового народа. Они тоже люди, и устроенная властями вакханалия сказывается и на них. Вопрос заключается лишь в том, насколько и как долго они способны выдерживать этот стресс. Некоторые уже начали не выдерживать. Так уже покончил с собой тридцатитрехлетний кассир State Bank of India, проработавший на своей должности полтора года. Психологическое давление оказалось для него слишком велико.

Если бы индийские власти не стали бы устраивать эту внезапную демонетизацию, то не было бы и этих смертей. Тем временем правительство, неудовлетворенное достигнутыми результатами, объявило об открытии особого почтового ящика, куда граждане страны смогут сообщать налоговым органам о различных незаконных расчетах, а также о подозрительной финансовой активности своих знакомых, коллег и соседей. Власти обещают, что налоговики будут быстро реагировать на такие наводки. Похоже, что в результате таких действий число жертв демонетизации и количество напрямую связанных с ней смертей в Индии будет только расти. Но что такое какая-то чужая человеческая жизнь для настоящих революционеров? Особенно, когда они стремятся изъять сбережения населения. Об этом стоит помнить, поскольку Индия – это всего лишь полигон, на котором обкатываются эти методы для их последующего тиражирования.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396

Яндекс.Метрика






«Они ломали здание, в котором кричала хозяйка с ребенком» | Православие и мир

http://www.pravmir.ru/oni-lomali-zdanie-v-kotorom-krichala-hozyayka-s-rebenkom/


«Они ломали здание, в котором кричала хозяйка с ребенком»
АННА БЕССАРАБОВА | 10 ФЕВРАЛЯ 2016 Г.
В ночь с 8 на 9 февраля в разных округах Москвы были снесены 100 торговых павильонов. Столичные власти говорят, что наконец-то избавились от уродливого и опасного самостроя. Представители малого бизнеса утверждают, что здания, разрушенные у станций метро «Кропоткинская», «Чистые пруды», «Выхино», «Семеновская», «Сокол» и других, – никакие не палатки и ларьки, как описывают чиновники, а полноценные объекты городского хозяйства, за которые владельцы ежемесячно перечисляли средства в столичный бюджет. По словам правозащитников, ночная акция московского правительства нарушила главный российский закон – Конституцию. А пока все они спорят, тысячи наемных работников прощаются с единственным источником доходов.

Во время сноса торговых павильонов, признанных самостроем, у станции метро «Кропоткинская» Фото: Владимир Теркин / ТАСС
В Кремле одобряют снос “гадюшников у метро”
В Церкви никогда не планировали строить храмы на месте снесенных ларьков
О снесенных ларьках и фальшивом патриотизме
Москва на кушетке
Эту ночь в соцсетях как только не называют: самосудом над самостроем, московским погромом, глобальной зачисткой, ночью длинных ковшей. Вопросов множество: действительно ли на снос павильонов ушло 30 миллиардов рублей, давал ли Гражданский кодекс РФ право разрушать здания в административном порядке – без суда, можно ли было обойтись без ночных марш-бросков?..

Утром 9 февраля сотни предпринимателей, представителей того самого малого бизнеса, о помощи которому так любят говорить власти, потеряли миллионы рублей, а тысячи продавцов, грузчиков и кассиров лишились работы. И никто не расскажет о ситуации полнее и понятнее, чем они.

«Как загипнотизированная стою и смотрю на мусор»

Светлана Минаева, продавец из бывшего цветочного магазина на «Кропоткинской»:

«Под развалинами остались мои вещи. Я выбежала из здания в последний момент… Хозяин одной из точек вел себя как сумасшедший – бегал туда-сюда, ругался. Его не слушали. Глава управы и еще двое руководителей стояли рядом с техникой. Мы орем: «Остановитесь!» Они – ноль внимания. Никто головы не повернул.

На моих глазах начали долбить стены павильона, в котором были женщина и ребенок.

Хозяйка с малышом. Они там, внутри, а эти, снаружи, шарах по стене ковшами. А если бы крыша упала раньше, чем они выскочили? Полиция и тогда не вмешалась бы?

Продавцы всю ночь ревели над обломками. И я с ними. Десять лет торговала цветами. Для чего? Чтобы в 42 года в разгар кризиса искать новую работу? Взяли, в щепки всё разнесли, а нам куда идти? Собянин моих Сережку с Катей поднимать будет? У меня двое детей: 10 и 13 лет. Ни мужа, ни помощников. Конечно, я найду место, но какой ценой?

Сегодня утром стою тут, смотрю на руины. Мимо идут мужчина и мальчик. Папа с сыном. Взрослый давай шутить о последнем дне в Помпеях, а сын одергивает: «Не смешно. Нехорошо это». Даже ребенку ясно.

У меня в помещении оставались деньги. И одежда. Как до них добраться? Копать, что ли? Сутки здесь провела. Как загипнотизированная, стою и смотрю на мусор».

Фото: Артем Сизов/«Газета.Ru»
Фото: Артем Сизов/«Газета.Ru»
«За одну ночь размолотили малый бизнес в труху»

Аркадий Тарасов, владелец бывшего павильона у метро «Выхино»:

«Мы потеряли 700 квадратных метров – аптеку, мини-пекарню, продуктовый и хозяйственный магазины. Ущерб? 80 миллионов рублей по кадастровой стоимости. И хуже всего, что на улице оказались 50 человек.

Люди работали в две смены. Кому они мешали? Мужчины и женщины предпенсионного возраста? Нам говорят, что город избавляется от уродливого наследия 1990-х, приводит себя в порядок. Но наше здание стояло не в центре, в нем были магазины шаговой доступности для бабушек, матерей, семейных москвичей.

Мы не располагались на Красной площади и не перекрывали собой вид на красоты столицы.

Павильон построен в 1996 году, документы подписывались городскими властями. Есть свидетельство о собственности, всё, что требуется. А зданий уже нет.

Арендаторы и работники злятся. Не уходят отсюда с ночи. Без официальных предупреждений, без процедуры, предшествующей сносу, без решений суда чиновники взяли и за одну ночь размолотили малый бизнес в труху».

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
«Пока не догадываемся, что с нами будет»

Марина Голикова, кассир из бывшего магазина автозапчастей на улице Часовой:

«Боюсь идти домой – смотреть в глаза дочке. Она у меня в 10-м классе, ей в вуз поступать скоро, а у меня такое… Работу снесли.

Скажите, как же они без суда? Свалились как снег на голову и натворили… Для кого закон написан?

Дочке в школе учителя говорят, что наше государство заботится о своих гражданах. Придет домой, а там мама вся в заботе.

У нас мужики отработали в магазине по 20 лет. По 3-4 года оставалось до пенсии, и здрасьте, приехали. Куда их возьмут? Пока не догадываемся, что с нами будет. Понятия не имеем. Владельцы назначили на пятницу собрание – доживем, узнаем».

«Никто и ничего не боится»

Юлия Савина, дочь собственницы разрушенного магазина автозапчастей (САО Москвы):

«Утром я ездила в полицию – писала заявление. Когда сносили мамин магазин, один из людей, руководивших процессом, занимался мародерством. Ходил, наши товары к себе в карман складывал.

Заявление приняли – я настояла. Но будут ли разбираться? Кто и чего сейчас боится? Ничего и никого. Нашему магазину больше 20 лет. Вложили в него всё, что имели. Храним договор купли-продажи, долгосрочный договор аренды земли, документацию по воде, электричеству.

Спрашиваем: «Почему нас включили в список для сноса?» Заявляют: «Ваш магазин стоит на коммуникационных путях». Неправда. Столько лет не стоял, а в 2016-м это вдруг случилось?

И у нас не павильон и не ларек – добротное двухэтажное здание. Полностью разломать за ночь его не смогли, но и войти туда уже невозможно – покорежили ковшами.

Мама давала работу 10 москвичам. Они были с ней чуть ли не со дня открытия. Переживает о них не меньше, чем о магазине, который стоил около 60 млн рублей, и уничтоженном товаре на сумму 15 млн рублей».

Артем Сизов/«Газета.Ru»
Артем Сизов/«Газета.Ru»
«Государство само себя наказало»

Виктор Иващенко, юрист, представляющий интересы владельцев разрушенного магазина на улице Яна Райниса:

«Государство само себя наказало, потому что имущество было в залоге у госбанка. Значит, оно получит невозвратный кредит и многомиллионные судебные иски от бизнесменов.

Раскурочили 140 квадратных метров (в нашем случае) и получили несколько исковых заявлений. О незаконных действиях, компенсации ущерба, невозвратном кредите и банкротстве. 16 человек потеряли работу. Арендаторы лишились помещений. Кто выиграл? Мы ежемесячно отдавали городу 6-процентный налог, раз в квартал вносили земельные сборы по 100 тысяч рублей, платили налог на имущество. И делали это долгие годы – здание открылось в 2000-м.

А владельцев павильонов изображают в прессе чуть ли не как пиявок на шее московских властей.

Не ларьки в округах сносят, а капитальные сооружения.

Народ в соцсетях, как я тут почитал, ликует: давно пора очистить Москву от пластмассового шлака. А вы видели, что сносят? Двухэтажные здания. И как варварски сносят. Ночью с нами дежурил на развалинах репортер одного телеканала, общался с людьми. Так на него наехали мужики в форме, отобрали камеру. Технику потом вернули, а записи стерли. Свобода слова».

Фото: Александр Щербак/ТАСС
Фото: Александр Щербак/ТАСС
«По-человечески нельзя было с людьми договориться?»

Владимир (фамилию просил не указывать), владелец магазина в ЮАО Москвы:

«Мне повезло – до нас в ночь на вторник не доехали. Есть время вывезти товар. Но я был на 9-й Парковой, когда ломали павильоны «Альбатроса». Только там 6 тысяч человек к утру стали безработными.

Без предписаний и бумаг с печатями глава управы с полковником полиции обошли магазины, устно сообщили: «Очистить помещения. Будем сносить». Приехала тяжелая техника. Быстро пригнали бульдозеры, экскаваторы. Перекрыли газ. Арендаторы впопыхах вывезли, что успели: ювелирку, банкоматы, одежду, продукты. Начался снос. Потихоньку собрались люди.

И когда на улице стало шумно – женщины плакали, мужчины кипели, появились 10 автобусов ОМОНа. Для чего вообще? По-человечески с людьми нельзя было договориться?

Бизнесмены в САО и ЮАО ждут продолжения февральской ночи. Оперативно перебрасывают имущество, чтобы вот так же не приехали и не пустили его под ковш. «Альбатрос» лишился за сутки порядка 4 млрд рублей. Разворотили 3 тысячи квадратных метров».

Фото: Владимир Теркин/ТАСС
Фото: Владимир Теркин/ТАСС
«Люди надеялись на законное решение проблемы»

Вадим Коровин, московский правозащитник:

«Владельцы столичных павильонов (тех, что расположены в центральной части города) не спорят, что их постройки уродуют архитектурный облик Москвы. Соглашаются, что, возможно, в современных условиях старые здания стали мешать. Но они надеялись на законное решение проблемы.

Город же ничего им не предложил: ни альтернативы, ни компенсаций. Чиновники даже не потрудились заглянуть в Конституцию РФ перед сносом магазинов. А в ней есть статья 35, где написано, что право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение может быть произведено лишь при условии предварительного и равноценного возмещения. И есть статья 118 – «Правосудие в России осуществляется только судом».

Московское правительство, инициируя снос павильонов, вышло за рамки своих полномочий. Нарушен главный закон нашей страны. Потому люди и возмущаются. Только поэтому».